Voyage d’hiver. Майнц

Всего 30 километров от безжизненного Франкфурта и мы оказываемся в «милой» немецкой глубинке, подарившей миру книгу, а значит знания. Разумеется мистифицировать Майнц не стоит, ну не родилось бы книгопечатание здесь — родилось бы чуть позже и в другом месте, но всё равно бы произошло. А милость этого места надо воспринимать по-немецки. Если обычные немцы не то чтобы ненавидят, но подненавиживают всё и всех, вечно поджимают губы в недовольную куриную жопку, то майнцские немцы делают это чуть меньше и чуть мягче.

Наблюдение, пожалуй, самое важное — Майнц живой! Здесь гуляют, бегают и шумят дети, собирается на детских площадках немецкая гопота. В общем, тут есть жизнь. Вот можете вы себе представить где-нибудь во Франкфурте щербатую мощёную пешеходную дорожку? Нет, не можете? А вот в Майнце — пожалуйста.

Или на балконе какого-нибудь франкфуртского небоскреба ставшую ненужной милую жёлтую плавательную уточку? Тоже нет? А здесь — запросто!

Кроме того, здесь вполне сохранились признаки только что встреченного Рождества. Конечно, с немецкой прагматичностью, к моменту когда это пишу уже всё убрано и никакого Рождества до следующего ноября, но ведь было же! Было и это не может не радовать!

Близость франкфуртского аэропорта даёт о себе знать — то и дело над Майнцем пролетают брюшки садящихся и взлетающих железных птичек.

Главная культурная ценность — музей Иоганна Гутенберга. Мне даже удалось сделать несколько снимков пока надзиратель хранитель не ринулся в бой за вечные немецкие ценности с открытым забралом ртом. Резюмируя, могу сказать, что можно было сделать музей намного интереснее, стоило сделать копии станков и запустить на этих копиях бесконечные мастер-классы, как это сделано в музее Рембрандта в Амстере. Но нет, немцы ограничились развешиванием полупрозрачных простынок и проецированием на них летающих буковок.

Нужно ли говорить, что в Майнце кофе нет? Кажется я уже это сказал, хотя путеводитель уверенно сообщает, что кофейни есть. В одной из них мне сделали «волшебный» капучино на робустовом лунго с обезжиренным аровским молоком (да-да, СТМ Ме́тро), по-моему я достаточно написал, чтобы вы могли представить себе вкус этой амброзии. Другая «кофейня», та, что на картинке, на поверку оказалась локализацией «Фрайдейса» или «Гипопотамуса». Раз уж по случаю Рождества, попробовать немецкой еды до этого мне не удалось, а миграция назначена уже на завтра — решаюсь, обедаю. Странно-короткое меню на немецком предлагает мне пиццу-пасту-бургеры. Интересуюсь у подошедшей официантки чем-нибудь местным, она начинает рассказывать что-то неуверенное про варёную курицу с брокколи (ну это такая зелёная, по её словам). Соглашаюсь. Она уточняет хорошо ли я подумал и пишет в свой блокнот магическое немецкое… шницель. В итоге в тарелке оказался ужаренный в хлам свиной шницель под смесью брокколи с соусом голландез (это они так называют горячий майонез с карри, и откуда только в немецкой традиционной кухне карри, а?) с изрядной порцией картошки фри.
Апфелькухен оказался достаточно неплох — песочное тесто, невесомая яблочная начинка и волшебный(скромнее надо быть, тем более, что магия не сильно высокого уровня) крамбл. Хотя я приправил бы яблоки чёрным перцем, ну или взял яблоки с более ярким характером.
За местный эспрессо бариську надо ррррррастрелять! 70-80 мл варева из породистой робусты, да еще и с потёками на чашке — это статья, причём расстрельная. Если электропутеводитель называет это место кофейней, то требую называть мой дом не просто кофейней, а состоящей в SCAE, да еще обладающей какими-нибудь звёздами.

Ну и как обычно, набор всякого-разного

Шагал, между прочим еще Шагал

Ирина Игоревна, эт для тебя. Зацени как бы ты у немцев называлась...

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное