8 заметок с тегом

интерфейсное

Метро по-английски. Что не так?

По случаю наступающего ЧМ-2018 метро в Екатеринбурге заговорило по-английски. Предлагаю послушать запись, посмотреть на схему и предположить что не так, а после этого продолжить чтение.

Подумали?

Теперь мой разбор

Чем меньше «шума» в навигационной системе, тем она лучше — пассажиры не потеряют нужную информацию о станции в общем речевом потоке. Когда объявления транслируются на двух языках, поток становится в два раза больше, запутаться в нём легче. В предыдущей версии фраза «При выходе из вагонов не забывайте свои вещи» звучала только у железнодорожного вокзала, там, где это особенно актуально. Сейчас — на каждой станции, на двух языках «При выходе из вагонов не забывайте свои вещи» “Leaving a train please don’t forget the personal belongings”.

Разберёмся с самой фразой. Когда пассажир может забыть вещи? Только когда уходит, по-другому невозможно! Значит первую часть предложения можно убить без потери информации и оставить «не забывайте свои вещи». А чьи ещё вещи может забыть пассажир? Только свои, ведь воровство мы не рассматриваем как вариант поведения, да и вора объявления не остановят. Оставляем «Не забывайте вещи!» и оставляем только на вокзале. Когда фраза будет звучать один раз она привлечёт внимание и человек, приехавший на вокзал, скорее всего с вещами, их не забудет.

Теперь английский вариант фразы. Она, в отличие от русской, «вежливая», в ней есть “please”. Про артикли, сейчас фразу следует понимать так «покидая какой-нибудь (потому что артикль a) поезд, не забывайте какие-то конкретные (потому что the) вещи». Ведь я еду в конкретном поезде, и в нём конкретном мне конкретно рассказывают про вещи, поэтому должно быть “Leaving the train please don’t forget the personal belongings”. Дальше та же механика, что в русском — оставляем “Don’t forget your belongings”.

Следующий шаг в аудиальном шуме — объявления о закрытии дверей. Оно также звучит на двух языках «Осторожно! Двери закрываются!» по-русски и “Be careful! The doors are closing” — по-английски. Сам текст почти не улучшить, он и так достаточно сух, но его можно просто убить, подавая гудок. Так делают в Москве, так делают в Париже и Риме, и все всё понимают.

Обратите внимание на станцию «Машиностроителей» — там двери закрываются до того, как русское объявление об их закрытии закончилось. В итоге, когда на английском звучит предупреждение, что они закрываются, они уже давно закрыты и побег исключён.

Сразу за фразой о закрытии дверей звучит объявление следующей станции. Вы зашли в вагон, двери закрылись, вам сказали какая станция следующая и вы понимаете, что едете не в ту сторону, но поделать с этим уже ничего не можете. Если сначала назвать следующую станцию (особенно на двух языках), а потом закрывать дверь, то проблема автоматически решается — у пассажира есть время чтобы выйти, если он перепутал платформу и сел не в тот поезд.

Во всём нужна системность. Названия станций в головах россиян и иностранцев должны быть одни те же  — это правильный подход. Исходя из этой логики, создатели схемы метро написали названия транслитерацией, а не стали их переводить. При озвучивании читать названия надо с правилами английского языка. Таким образом, “Uralmash” должен звучать как «Юралмаш», а не «Уралмаш», а “Geologicheskaya”... как «Джеолоджическая». Упс, что-то пошло не так! Я не знаю абсолютно правильного выхода из ситуации, но я бы писал “Gheologhicheskaya” — так при прочтении название будет больше похоже на нашу «Геологическую».

Отдельных слов заслуживает «Площадь тысяча девятьсот пятого года», которую пишут как «Площадь 1905 года» и “Ploschad’ 1905 goda”, соответственно. Звучать при таком написании она должна как «Площадь найнтин оу файв года». Если числительное писать цифрами, то и читаться оно будет как английское числительное. Нужно ли добиваться идентичного звучания с русским названием и писать “Ploschad’ tysyacha devyatsot pyatogo goda” — я не знаю. Наверное, я бы оставил числительное цифрами и читал его как английское числительное, уж больно страшная конструкция выходит, если писать буквами.

Переводчики метро почуяли в этой станции неладное (справедливо почуяли, подвох есть) и... просто перевели её! Square 1905! Бинго! Но почему тогда не перевели «Ботаническую» как “Botanical”, «Геологическую» как “Geological”, «Проспект космонавтов» как “Spaceman avenue”, а «Машиностроителей» как “Persons who build some engines and mechanisms”?

Справедливость. Англо- и русско-говорящие пассажиры должны получать одну и ту же информацию в одинаковом объеме. Представьте что почувствует иностранец, когда русским будут советовать уступать места пассажирам с детьми и инвалидами, а ему не скажут ничего. Что там сказали? Что-то важное? Почему мне ничего не сказали? Исходя из логики «шума», это объявление — просто шум и не надо его переводить на английский (как правильно решили переводчики), так его и по-русски надо убить. Это шум! Шум должен быть убит!

Грамотность. В английском языке в предложении должны быть подлежащее и сказуемое! (Исключение — “Аttention, please!”.) В наших объявлениях “Station bla-bla-bla” их нет, при этом в “The next station is. bla-bla-bla” — есть. Идеальное решение можно взять в московском метро — “This is bla-bla-bla”.

В итоге, надо переделывать! Надо делать хорошо, красиво, грамотно и изящно! Я же готов оказать помощь и поддержку в этом, даже на безвозмездной основе.

Навигация в парижском метро

Туристическая статистика неумолима, Париж — самый посещаемый город планеты. Толпы туристов ежедневно осаждают Лувр, Эйфелеву башню и Дефанс, да что там, и Бастилию бы осаждали, если бы это не сделали 14 июля 1789 года. Через пересадочный узел Châ̂telet — Las Halles ежедневно протопывает 750000 пассажиров, это при том, что жители столицы и продвинутые туристы стараются обойти этот филиал ада на земле стороной, пусть даже придётся совершить небольшой крюк. При таком потоке пассажиров транспортная система должна работать как часы, а навигация в ней должна быть бронебойна, как «Потёмкин».

Схема

 1  2  3 3b  4  5  6  7 7b  8  9 10 11 12 13 14

В парижском метро 16 линий: с  1 по 14, 3bis и 7bis. Самая короткая линия 3bis состоит всего из 4 станций, линия 7bis заканчивается участком с односторонним движением, а 10 с таким участком в середине. Бо́льшая часть линий с двумя конечными станциями, а у  7 и 13 их несколько. В систему подземного транспорта вписаны пригородные поезда RER.

Тест на внимательность: а вы заметили, что у 3bis и 13 цвет почти неразличим для глаза? На самом деле он разный, но даже мой тренированный глаз эту разницу не ощущает. Кроме этой пары, можно назвать еще 12 и RER D,  1, 10 и RER С,  3 и  9.

Даже если сейчас цвета кажутся вам достаточно хорошо различимыми, то при печати на разных устройствах, при отображении на экране айфона, цветовые профили сделают своё дело. К чести метро парижского, в отличие от московского, нужно сказать, что линии похожих цветов не пересекаются (или почти не пересекаются). Ситуация с пятьюдесятью оттенками синего на арбатско-покровской и филёвской ветках в районе «полиса», в Париже не повторяется.

Любопытный, на мой взгляд, факт — цвета для линий выбраны так, что многим из них тяжело дать словесное название. Скажем какого цвета  1? Или   8? А   6? 3bis?  9?

Традиционно схему метро рисуют на песочно-охровом фоне, насыщенностью обозначают зоны. Всего зон 5, но на схему обычно помещают лишь две. По Тафти, этот цветной фон — в чистом виде расход чернил. Схема условно-географическая, привязка к местности основывается на Сене.

Париж со спутника Официальная схема Схема с абсолютной географической привязкой

Видимо для аккуратности дизайнеры запараллелили линии метро и Сену. Вот пример:

Всё причёсано, всё строго параллельно. Иногда эта причёсанность приводит к кошмарному мельтешению (здесь еще ничего, на других бывает просто ад).

Что мешало сделать станцию Republique аккуратным кружочком, ввести и вывести из него все линии? Зачем надо было рисовать её глистиком и параллелить какие-то линии этому глистику? И почему что-то запараллелено, а что-то введено в эту инфузорию?

Названия станций разные, есть длинные, есть короткие, есть причудливые, иногда они привязаны к значимым объектам, иногда — нет. Palais Royale Musée du Louvre (Королевский дворец Музей Лувр, прям вот так, без знаков препинания, а зачем?), Gare le Lyon (Лионский вокзал), Poissonnière (Торговка рыбой) и т. д. Сегодня в парижском метро 303 станции (все пересадочные посчитаны как одна), плотность станций в городе, да и на схеме, очень высокая. Неудивительно, что длинные названия иногда очень тяжело вписать в сетку параллельных линий, вот что из этого выходит

Поскольку привязка к местности достаточно условная, то можно слегка подвинуть станции в угоду размещению названий, что дизайнеры и проделывают от версии к версии, то ухудшая, то улучшая ситуацию. Вариант схемы, в котором ситуация получше, но и она не лишена проблем — за примером далеко ходить не надо, посмотрите на St. Michel — Notre-Dame (это около островов Сите и Св. Людовика).

Даже при поверхностном гуглинге можно найти целую кучу вариантов схемы, но у всех у них неизбежно песочный цвет фона и отсутствует алфавитный указатель станций. Мучайтесь, уважаемые пассажиры, ищите нужную станцию на схеме одним вам ведомым путём. Мне по-прежнему больше всего нравится алфавитный указатель, который сделал Илья Бирман в своей московской схеме.

Но самая эпичная схема — официальная интерактивная. Поиграйте с ней, попробуйте сами найти проблемы, а потом читайте дальше.

Схема, которая должна быть простой и понятной даже самому необразованному и «диковатому» туристу выглядит как пульт управления тем самым метрополитеном.

— Функция поиска, то ради чего интерактивная схема нужна, спрятана в кнопку. Кнопка эта визуально неотличима от бестолковой справки и ссылок на сайты выше-нижестоящих организаций.

— Понятно, что Диснейленд — это важная достопримечательность, но почему ссылка на его сайт тут? Почему она такая яркая и заметная на фоне всего остального? И да, больше ей анимации! Надо больше анимации!

— Развёрнутый, но при этом сворачиваемый логотип закрывает кусок схемы.

— Отчего кнопки печати оформлены так же, как масштаб просмотра и показываемые информационные слои?

— Названия слеплены в кашу, хорошую такую, крепкую кашу

— Зона 1 уверенно приписана к станции Rambuteau, два знака Зона 2 попали точнёхонько на леса — Булонский и Винсенский.

— То, что показаны закрытые станции — это плюс. То, что они показаны довольно крупным значком VLC-плейера — это непонятность, а уж то, что показывается при наведении на них — это лингвистическое недержание и недоразумение.

— Функция прокладки маршрута (самая важная, не так ли?) спрятана взад вниз. Но! Не тут-то было! Это не функция, это справка о том, как надо прокладывать маршрут. Ткните (а перед этим найдите), нажмите, вызовите, станцуйте, подпрыгните, кувыркнитесь... Вполне удачное решение этой задачи есть в приложении Яндекс.Метро для АйОси, если не можете сами придумать как сделать, установите приложение и поглядите.

— Дистрикт мап, что вправо от прокладки маршрута. Думаете то же самое? А нееееет! Это более извращённая штука. Она тоже показывает справку, но когда мы выбираем станцию и нажимаем в hud-панели на кнопку с картой района, то... Тадааааам! Выезжает окно в котором была справка, но уже с картой!

— Лайнмап — см. предыдущий комментарий, ну и разве что не карта это, а схема.

— Стейшен Дискрипшен, Некст Эррайвалс и Стейт оф Траффик — аналогично.

— Отчего проблемы с траффиком не показываются на станциях автоматически. Если мы знаем о затыке, то почему не показать-то его сразу? Почему пользователь должен протыкивать весь свой маршрут в поисках затыка?

Ну и мелочи:
— Изменение масштаба по скроллу давно уже реальность в электронных картах.
— Визуальные слои реализованы как радиокнопки, то есть в каждый момент времени показывается лишь один (ремонты — исключение), а отображены и включаются словно чеклист. В результате фильтр работает непонятно, то есть не работает.

Вот почти сейчас, в режиме текущего, так сказать, времени рисует парижскую схему Константин Коновалов, фолловьте его в твиторе. Сегодня его схема выглядит так, но работа над ней кипит, это не финальный вариант.

Ну а самую бесполезную схему нарисовал, несомненно, я.

На станциях

При входе на некоторые станции установлены турникеты-светофоры, которые издалека показывают куда идти, а куда — не надо. Достаточно крупная наклейка с зачёркнутым билетом показывает, что этот вход зарезервирован для пассажиров с транспортными картами. Думаю, что разместить крупный указатель с названием карт Navigo было бы эффективнее и визуально приятнее, да и покрасить этот турникет можно было не в зелёный, а фиолетовый — фирменный цвет карточной системы. Вся поверхность турникета — считывающая поверхность, не нужно целиться карточкой в прямоугольную область чуть превышающую размеры самой карты. Ну и считывание производится быстро и надёжно, можно не вытаскивать карту из сумки, а шлёпнуть сумку сверху на турникет.

Анатомия указателей на станциях довольно проста. Для указания переходов пишутся только номера линий на цветных кружка́х, а если место на указателе позволяет, то могут написать и названия конечных станций.

Посмотрите на картинку и скажите куда идти на первую линию?

По лестнице наверх? Да? А теперь давайте поменяем угол обзора, чуть-чуть поменяем

Смотрите, теперь нам хорошо заметен другой указатель, тоже на первую линию, только указывает он не на лестницу, а вдоль лестницы по перрону. Еще раз меняем точку обзора

Ну как? Сложилась картина?
Ближайшая к нам лестница, та, что на всех фотках — выход, ведёт на av. du Trô̂ne, если её обойти, то строго под ней будут ступени вниз, на пригородный поезд линии А, кроме этого, откроется вид на еще одну лестницу наверх, а вот она уже приведёт на искомую первую линию.

А теперь вернитесь к самым первым указателям. Выход — туда, первая линия — в туда же, а ведь на самом деле нет! Хорошо, если у вас транспортная карта и вы, оказавшись на улице, сможете войти и не заплатить дополнительные два евро, а если нет?

Размещение указателей, в большинстве случаев, вопросов не вызывает. В большинстве простых случаев. А со случаями сложными беда почти всегда.

Но это не все проблемы парижского метро. Помните, я в начале упоминал филиал ада на земле, станции Chatelet—Les Halles? Давайте взглянем на станцию поближе. Здесь пересекаются 1, 4, 7, 11, 14 линии и три линии пригородных поездов — A, B, D.

Если у меня есть возможность, то я всеми силами стараюсь Шатле-Ле аль объехать. Протяжённость узла с севера на юг около 450 метров, еще метров 350 с запада на восток, думаю про длительность переходов рассказывать не надо. Но длительность переходов можно пережить, а вот тотемы, которые установлены в холлах — вряд ли. Сейчас станция в процессе ремонта, но надеяться на замену тотемов не стоит, они новые, еще полгода назад никаких указаний времени на них не было. Да, обратите внимание на 11 линию пешком 8 минут.

Какой кромешный ад творится со стрелками?! Ничего и ни с чем не сгруппировано, куча визуального мусора. На «выходной» стене тотема я насчитал слово выход 8 раз, причем 2 из 8 посвящены выходам аварийным, а остальные 6 — простые, штатные.

Вот еще один «крутой» тотем. Тот же транспортный узел, но торговый центр Les Halles

Во время ремонта указатели висят с особым, парижским шиком

1 — вперёд, сорти — назад, 7 — назад, 4 — вперёд, 11 — назад, 14 — вперёд. При этом указатель, висящий над головами, явно оставшийся с доремонтных времён, просто работает, безо всяких фрикционных взад-вперёд.

Может быть это на время ремонта, дизайнеры обозначают для рабочих какие указатели и куда вешать, а может догадливые пассажиры сами улучшают метрошную навигацию, но часть указателей нарисованы маркером на стенах. Вот.

Думаю, что половая навигация — это лишь часть эксперимента, неудавшаяся часть.

Когда пассажиры уже доведены до нужной линии, остаётся разделить поток по направлениям. В верхней части таблички рисуют номер линии на кружочке и пишут конечную станцию, а в нижней части пишут перечень станций, которые предстоит проехать, с указанием номеров линий для станций пересадки.

Ууупссс... а цвет-то не совпадает

На станциях, что вблизи конечных, в одном направлении может висеть указатель с одной-двумя станциями, а в противоположном — огромная портянка с большущим перечнем. Забавное происходит, когда метро расширяется и конечная станция меняется, её тут же меняют на всех табличках, что сбивает с толку пассажиров, не часто пользующихся линией — вы привыкли идти на одну конечную, а она оп-па и поменялась.

На перронах

Начиная с самой молодой, 14 линии, метро делают автоматическим. Чтобы избежать несчастных случаев, пути ограждают почти ровной стеклянной стеночкой, двери на ней едва считываются.

Достаточно было нанести матовую плёнку или заматировать стекло там, где не двери и уже было бы проще понимать где ждать дверь. Иногда бывает, что перрон длиннее поезда, получается, что не все двери перрона будут задействованы. Обычно на них наклеен мааааленький (и в этом беда) знак «кирпич», который не очень хорошо информирует о том, что дверь не откроется.

На старых станциях на полу иногда наносят разметку, которая показывает где будут двери. Эта разметка помогает ускорить выход пассажиров и посадку свежих.

На перронах пригородных линий висят довольно старые ламповые указатели, которые показывают направление прибывающего поезда и на каких станциях будут остановки. Обычно перрон используют под несколько пригородных линий, да еще и в разных направлениях, табло — единственный, не самый надёжный, способ понять не уедешь ли ты ночевать в какую пиперду.

На всех перронах, и старых, и новых, встречаются таймеры со временем до прибытия ближайшего и следующего поезда. Когда до прибытия поезда остаётся одна или четыре минуты, голос вселенной сообщает об этом, правда разговаривают не все станции.

Звуки

Если с навигацией визуальной в парижском метро бывают сложности, то звуковая сделана очень хорошо. Вот пример:

За некоторое время до станции барышня как бы интересуется у самой себя “Charles de Gaulle — Etoile?”, а потом сама себе отвечает, мол, права ты, “Charles de Gaulle — Etoile!”. Никаких тебе «Следующая остановка „Шарльдеголлевская — Звезда“» “Prochaine station est ‘Charles de...’”. На некоторых станциях между поездом и платформой может образоваться ступенька или дыра, чтобы предупредить об этом, транспортники записали инструкции в соответствии с принятыми в языке традициями. По-французски “Attention à la marche et descente du train” — «Внимальное вышагивайте из поезда», по-английски “Please mind the gap between train and platform” — «Помните о промежутке между поездом и платформой». Очевидно, что на английском и французском говорят разные фразы, корни английской фразы лежат в лондонском метро. Там есть искривлённые перроны, на которых в голове и хвосте поезда возникают неизбежные ямы, надпись “mind the gap” вдоль всего перрона напоминает об этом.

В вагонах

милый зайчик расскажет как обрубят пальчик

2015   Paris   жизненные наблюдения   интерфейсное   навигация

Разбор объявления «Геологической»

Интерфейсом называется всё, что обеспечивает общение пользователя с системой. Пассажир — пользователь (который, кстати, деньги за пользование платит), метро — система. Объявление — интерфейс. Если вы считаете, что это не так — покиньте страницу, не тратьте траффик и время на споры, уговаривать вас я не буду.

Объявление о закрытии станции — это сообщение об ошибке в работе системы. Хорошее сообщение об ошибке (вспоминаем лекции, вспоминаем!) рассказывает «что произошло?», «что делать сейчас?» и «что делать, чтобы ошибка не повторялась в будущем?». Последний вопрос выходит за границы влияния пассажира, поэтому про него забываем.

Оригинал:

Что с ним не так? Во-первых, объявление висит на уровне глаз не очень крупных собачек. Во-вторых, объявление одно, а дверей — 4. Если человек подходит к входной группе прямо, то он(а) его заметит, а если из-за угла — скорее всего нет.
Теперь то, на что обратили внимание все. Слово ‘ограничен’ означает, что можно, но не всем или не сразу. Например, после массового мероприятия, чтобы избежать несчастных случаев, пассажиров запускают на перрон порционно. В нашем случае это не так, никому на перрон нельзя! Совсем нельзя! Более того, никому нельзя в переход — так и пишем!

Окей, внесли некоторую ясность, теперь несостоявшийся пассажир понимает, что двери действительно закрыты, а не у него(неё) не хватает сил для открытия. Что дальше? Что теперь делать? Метрополитен вообще работает?
Если работает, то пишем:

Стало лучше. Теперь пассажир понимает, что надо добраться до другой станции. Как? Пишем!

Там, где пассажиров уважают не только обращением «Уважаемые пассажиры», а по-настоящему, еще и дополнительные автобусы запустят. Будет так:

Разумеется, печатаем бумажки по количеству дверей, развешиваем на каждую. Дежурным от метрополитена и полиции даём дополнительных люлей, чтобы вежливо объясняли где другие станции и как к ним проехать.

Теперь второй сценарий, менее приятный, когда закрыта не только станция, а весь метрополитен.

Теперь наш пассажир знает, что ловить нечего. Что ему делать дальше? А если интернета в мобильнике нет? Выпускаем сотрудников в заметной форме у каждого входа.

А в приличных местах еще и автобусы запускают:

Что касается причин закрытия (об этом писал Егор) — считаю, что это излишне. Причина закрытия может быть разной: падение пассажира на пути, забытый кем-то пакет, прорыв канализации, отключение вентиляции или электричества. Некоторые причины требуют оперативного закрытия станции, когда выдумывать текст сложно или печатать его невозможно, другие могут посеять панику в рядах несложившихся пассажиров. При текущем тексте у нас есть универсальная, аккуратная, вежливая и заботливая формулировка.

2014   город Е.   жизненные наблюдения   интерфейсное

Первый конкурс удобных поделок

Слушателям «проектирования интерфейса» я предложил интересное и творческое задание.

Придумать мерный стакан

Вот так звучало задание. Никаких дополнительных вводных инструкций. Я был готов помогать и консультировать с единственным условием — я отвечаю только ‘да’ или ‘нет’. В итоге этой возможностью воспользовался лишь один участник.

На первый взгляд, задание не для айтишников, а для промышленных дизайнеров, но интерфейс, он хоть в 1С интерфейс, хоть в мерном стакане. Задание рассчитано на работу с пользователями и потребностями — кому нужен мерный стакан? как им пользуются, где его хранят? что и как отмеряют?

Я ожидал, что дизайнеры увидят в стакане уже изученный нами закон Фиттса. Движение бывает быстрым или точным, и ‘или’ здесь разделительное. Если мы отмеряем поллитра молока, то несколько пере- или недолитых миллилитров вряд ли испортят результат. Молоко можно и нужно наливать быстро, медленно цедить поллитра неудобно. В маленьких объёмах критична точность. Лишние 5 мл экстракта сделают crème-brû̂lée несъедобно-ванильным. Чтобы точно отмерять маленькие объемы, емкость должна быть высокой, с маленьким поперечным сечением (что-то вроде капилляра или пипетки), а для полулитра молока подойдёт емкость с больши́м сечением.
Найти компромисс, пожалуй, невозможно, но можно совместить две ёмкости в одном изделии, как ЖозефЖозеф. В этом гламурном стакане, помимо цены, меня смущает разная ориентация ёмкостей в пространстве. Отмеряем сливки и ванильный экстракт для crème-brû̂lée — насвинячим на стол одной из жидкостей, или будем мыть стакан и вытирать его насухо (лишняя работа) или оставим лужу из воды, если вытирать не будем.

В процессе гуглинга нашёл еще один образец, с той же идеей. В этом образце ручка лишняя (попробуйте сами догадаться почему, если не получится — пишите в комментариях, я отвечу).

Почти все дизайнеры пришли к выводу, что ёмкость должна быть прозрачной. Спорить с ними трудно, так удобнее следить за наполнением, чистотой, и риски (в смысле деления, а не финансовые риски) просматриваются. Теперь про риски — все участники конкурса разместили их на боковой поверхности, а это неудобно. Чтобы налить жидкость более-менее точно, придётся присесть до уровня стоящего на столе стакана или поднять его до уровня глаз. Если мы наливаем кипяток, то задача становится опасной. Вывод — надо расположить деления так, чтобы их было видно сверху. Стакан стоит на столе, отмерятель смотрит на него с высоты собственного роста и наполняет, сверяясь с делениями. Стаканы с такими делениями — реальность, они продаются в обычных магазинах. Вот доказательства:

Шкалы. Отмерять массу мерным стаканом — мракобесие! Для массы есть весы. Если большая точность не нужна (не 7 гр разрыхлителя, а 200 гр муки), то в рецепте напишут в чашках. А чашка это у нас что? Это у нас мера объема! Поэтому долой со стакана граммы! Даёшь стакану меры объема — миллилитры и чашки! Убрав граммы, мы освободились от кучи шкал, не надо рисовать отдельную сетку для сахара, муки, соли и воды — сплошная польза, экономия краски и снижение энтропии.

Посмотрим на работы участников.
Алексей. Стакан не сделал, это печально. Говорил много, путал массу и вес (тоже печально), интерфейсных революций не придумал.

Аня. Велосипед не изобрела, указала на недостатки имеющегося. Её смутила необходимость отмерять 700 гр соли с помощью стакана, но это смущение не оформилось в законченную мысль и последующую идею. Жаль. Может она проявит себя в других конкурсах.

Диана. Заимствовала из других жизненных штук интересую идею с членениями стакана, но при этом стакан утратил кучу утилитарных фишек, обрёл ограничения по области применения.

Слава. То ли не проникся задачей, то ли оказался далёк от бытовых проблем, но получил в результате простой добротно сделанный из картона стаканчик, интерфейсных решений не получилось.

Лиза. Раскрасила шкалы для разных продуктов. Она визуально причесала имеющиеся решения, а надо стричь! Пы.Сы. Такая штука применяется на мерных стаканах для собачьего корма.

Егор. Серебро в конкурсе. Основательнее всех подошел к проектированию, но чуть-чуть «недожал» почти в каждом пункте. Придумал как хранить, как мыть, как держать не обжигаясь, но забыл про Фиттса и налепил шкалу на боковую поверхность. Сам опытный образец займёт достойное место в Бобуре. Апплодисменты!

Считаю, что первый конкурс удобных поделок удался. Будем продолжать!

2014   интерфейсное   неудобство использования   работа

Теперь я не люблю Яндекс.Деньги

«Пользователи ненавидят пароли» — говорю я студентам на курсе по проектированию интерфейсов. Особенно страстно пользователи ненавидят пароли, в которых должен быть один заглавный символ, одна цифра, одно подчеркивание, одно яйцо дракона и несколько когтей ящерицы. Как на зло, такие пароли требуют платёжные системы вроде Яндекс.Денег или ПейПала.

С деньгами от яндекса я познакомился много лет назад, еще когда СкайЭкспресс постоянно задерживал рейсы в Москву, мне надо было купить билет на самолёт. От такой покупки на моём счету остались сумасшедшие деньги  — 6 рублей 10 копеек. Сумма большая, куда потратить — сразу и не придумаешь, поэтому они там лежали до лучших времён. В то время Я.Д еще не привязывали номер телефона к кошельку, получается, что мой кошелёк ничего не знал о моём номере телефона.

Недавно я решил вспомнить о кошельке и использовать его для приёма финансовой поддержи в фонд рупстера, но не смог вспомнить платёжный пароль. Я.Д. мог бы восстановить его, если бы знал номер моего телефона, биографию моего дедушки, резус-фактор бабушки, но не сложилось. После нескольких тщетных попыток восстановить пароль мне было предложено обратиться со сканами паспортов и чего-то там еще в офис Я. Деньги там (как вы помните) очень большие, поэтому я решил про них пока забыть, пока нужда не припрёт зачем-нибудь вернуться к сервису.

Еще через какой-то промежуток времени приходит письмо от Я.Д.

В письме сообщают, что если я не потрачу деньги, то у меня их просто о-то-жмут. На что можно потратить такую сумму? Подозреваю, что даже баланс мобильника не пополнить — наверняка есть минимальный платёж, и он явно не 1 рубль. Не сомневаюсь, что с юридической точки зрения, у них всё чисто, и в условиях соглашения я принял какой-нибудь пункт, позволяющий яндексу сделать то, что он собрался делать.

Настал день Х., Я. прислал письмо

Они мне писали, а я, сволочь, не откликнулся. «Нам пришлось списать» — мы мучались, плакали, страдали и рыдали, но списали и теперь у вас ноль, но вы можете привязать кредитную карту, тогда нам станет удобно списывать деньги. Всё письмо пропитано фальшью, псевдозаботой и псевдолюбовью. Ребята, вы просто забрали у меня 6 рублей и 10 копеек, теперь просто наберитесь смелости об этом сказать. Не надо литературных потуг и экзерсисов, прикрывающих неприятное поведение.

Нет уж, дорогие! Спасибо! Никаких карт я к вам привязывать не буду, да и вообще, я вас больше не люблю.

2014   интерфейсное   удивительное рядом

Я не олбанец

Сегодня я обнаружил во вконтаке неприятное интерфейсное нововведение. При написании сообщений вк теперь переносит слова по буквам. Не по словам, как привыкли все мы, не по слогам, как мы тоже привыкли, а по буквам.
Чем продиктовано решение понятно — окно небольшое, длинные слова зачастую занимают всю строку и выглядят (по мнению создателей) странно, а перенос по буквам максимально использует площдь поля ввода.
Преимущество может и есть, но уж очень незначительное. Недостатки очевидны. Я, например, начал пропускать пробелы и сцеплять слова. Вычитывать написанное стало неудобно, со школьной скамьи мы (ну я точно) привыкли читать по слогам, компьютеры и телефоны приучили читать по словам.
И да, пиксели бесплатные! Мы переживём нерациональное использование пространства в этом случае. Безболезненно!

2014   интерфейсное   неудобство использования

Интерфейс газовых плит

Сначала я вас попрошу отвлечься от моего блога и выбрать. Выбрать газовую плиту в каком-нибудь интернет-магазине.

Выбрали? Выбор был лёгким?

А я никак не могу определиться с выбором. Причина тому — масса интерфейсных проблем.
Про маппинг от англ. map в газовых плитах наслышаны все, кто читал Влада Головача, или был на моём курсе проектирования интерфейсов. Для тех, кто пока не в теме, расскажу, что маппинг — это приём, при котором управляющие элементы располагают так же, как объекты, которыми они управляют. Переключатели становятся картой объектов. Производители газовых плит о маппинге то ли не знают, то ли не считают его нужным, то ли намеренно его игнорируют. Чаще всего конфорки располагаются квадратом, а вентили — в линию. Какой уж тут маппинг? Вот пример, еще пример и еще пример. Примеры эти взяты из списка самых желанных, по мнению пользователей яндекс.маркета, то есть люди их хотят. Надо сказать, что производители электрических плит иногда с маппингом справляются, справляются, а иногда не справляются. Разумеется разводить газовые коммуникации внутри плиты сложнее, чем электропроводку, но на дворе двадцать первый век, космические корабли бороздят бескрайние просторы..., а маппинга в газовых плитах нет. Решить проблему можно довольно просто, даже не понадобятся лабиринты газопроводных трубок — достаточно немного сместить один ряд конфорок вправо, а другой — влево.

Приятнее? Несомненно! Теперь поговорим о самих ручках. Большинство производителей делают их пластиковыми, что непрактично. На моей кухне довольно чисто, но я не кухонный параноик, я не готов надраивать плиту до и после каждого приготовления еды. Разумеется на пластиковые рукоятки прилетают капли жира и еды, размазываются руками по поверхности, на них налипает пыль, мука, крошки и всякие другие кухонные штуки. Агрессивная бытовая химия позволяет легко всё очистить, но она разъедает пластик, усиливая эффект налипания и убивая товарный вид. Рукоятки должны быть металлическими (читай нержавеющими), тогда их можно чистить легко, быстро, и не опасаясь за внешний вид. Мелкие картинки интернет-магазинов часто не позволяют оценить материал и качество ручки, к сожалению. Сама по себе ручка должна быть достаточно крупной, чтобы легко ухватываться мокрой рукой. Не нужно требовать от повара мелкой моторики, это не тот случай!
Уже обозначенный нами эффект маппинга можно усилить, применяя ручки разного размера — для большой конфорки большую, для маленькой — маленькую. Разумеется «правило ухватистости» распространяется на все.
В образцах, которые попадались мне, используются конфорки трёх размеров: одна большая, две — средних, одна маленькая. По какой-то странной традиции, средние конфорки располагают во втором ряду, а большая и маленькая оказываются в первом, занимая то правую, то левую сторону в зависимости от модели и производителя. Сколько конфорок одновременно используете вы? У меня, как в лучших ресторанах Лондона и Парижа, варится одновременно всё, и на всех конфорках. Теперь включаем кусочек интеллекта. Очевидно же, что маленькая конфорка для маленьких кастрюль, сотейников, турок и т. д., а большая — для мега-кастрюль и мега-сковородок. Стои́т себе на переднем плане кипящая и булькающая громадина и мешает шефу дотягиваться до кастрюль среднего калибра заднего фланга, грозя всё время ошпарить руки творца кулинарных шедевров. Решение-то на поверхности: большую конфорку назад, маленькую — вперёд.
Ну ведь красота выходит? Красота!
Остаётся только снабдить наше изделие электрическим (для равномерного нагрева) духовым шкафом с конвекцией (а как же готовить макаруны, эклеры и павлову без неё?) и простым, но работающим термостатом. Можно еще обработать плиту какой-нибудь нанодрянью, отталкивающей или поглощающей весь жир.
Вот он — портрет плиты-мечты! Где она? В каком магазине можно купить этой чистейшей прелести чистейший образец?

Апдейт: