4 заметки с тегом

навигация

Метро по-английски. Что не так?

По случаю наступающего ЧМ-2018 метро в Екатеринбурге заговорило по-английски. Предлагаю послушать запись, посмотреть на схему и предположить что не так, а после этого продолжить чтение.

Подумали?

Теперь мой разбор

Чем меньше «шума» в навигационной системе, тем она лучше — пассажиры не потеряют нужную информацию о станции в общем речевом потоке. Когда объявления транслируются на двух языках, поток становится в два раза больше, запутаться в нём легче. В предыдущей версии фраза «При выходе из вагонов не забывайте свои вещи» звучала только у железнодорожного вокзала, там, где это особенно актуально. Сейчас — на каждой станции, на двух языках «При выходе из вагонов не забывайте свои вещи» “Leaving a train please don’t forget the personal belongings”.

Разберёмся с самой фразой. Когда пассажир может забыть вещи? Только когда уходит, по-другому невозможно! Значит первую часть предложения можно убить без потери информации и оставить «не забывайте свои вещи». А чьи ещё вещи может забыть пассажир? Только свои, ведь воровство мы не рассматриваем как вариант поведения, да и вора объявления не остановят. Оставляем «Не забывайте вещи!» и оставляем только на вокзале. Когда фраза будет звучать один раз она привлечёт внимание и человек, приехавший на вокзал, скорее всего с вещами, их не забудет.

Теперь английский вариант фразы. Она, в отличие от русской, «вежливая», в ней есть “please”. Про артикли, сейчас фразу следует понимать так «покидая какой-нибудь (потому что артикль a) поезд, не забывайте какие-то конкретные (потому что the) вещи». Ведь я еду в конкретном поезде, и в нём конкретном мне конкретно рассказывают про вещи, поэтому должно быть “Leaving the train please don’t forget the personal belongings”. Дальше та же механика, что в русском — оставляем “Don’t forget your belongings”.

Следующий шаг в аудиальном шуме — объявления о закрытии дверей. Оно также звучит на двух языках «Осторожно! Двери закрываются!» по-русски и “Be careful! The doors are closing” — по-английски. Сам текст почти не улучшить, он и так достаточно сух, но его можно просто убить, подавая гудок. Так делают в Москве, так делают в Париже и Риме, и все всё понимают.

Обратите внимание на станцию «Машиностроителей» — там двери закрываются до того, как русское объявление об их закрытии закончилось. В итоге, когда на английском звучит предупреждение, что они закрываются, они уже давно закрыты и побег исключён.

Сразу за фразой о закрытии дверей звучит объявление следующей станции. Вы зашли в вагон, двери закрылись, вам сказали какая станция следующая и вы понимаете, что едете не в ту сторону, но поделать с этим уже ничего не можете. Если сначала назвать следующую станцию (особенно на двух языках), а потом закрывать дверь, то проблема автоматически решается — у пассажира есть время чтобы выйти, если он перепутал платформу и сел не в тот поезд.

Во всём нужна системность. Названия станций в головах россиян и иностранцев должны быть одни те же  — это правильный подход. Исходя из этой логики, создатели схемы метро написали названия транслитерацией, а не стали их переводить. При озвучивании читать названия надо с правилами английского языка. Таким образом, “Uralmash” должен звучать как «Юралмаш», а не «Уралмаш», а “Geologicheskaya”... как «Джеолоджическая». Упс, что-то пошло не так! Я не знаю абсолютно правильного выхода из ситуации, но я бы писал “Gheologhicheskaya” — так при прочтении название будет больше похоже на нашу «Геологическую».

Отдельных слов заслуживает «Площадь тысяча девятьсот пятого года», которую пишут как «Площадь 1905 года» и “Ploschad’ 1905 goda”, соответственно. Звучать при таком написании она должна как «Площадь найнтин оу файв года». Если числительное писать цифрами, то и читаться оно будет как английское числительное. Нужно ли добиваться идентичного звучания с русским названием и писать “Ploschad’ tysyacha devyatsot pyatogo goda” — я не знаю. Наверное, я бы оставил числительное цифрами и читал его как английское числительное, уж больно страшная конструкция выходит, если писать буквами.

Переводчики метро почуяли в этой станции неладное (справедливо почуяли, подвох есть) и... просто перевели её! Square 1905! Бинго! Но почему тогда не перевели «Ботаническую» как “Botanical”, «Геологическую» как “Geological”, «Проспект космонавтов» как “Spaceman avenue”, а «Машиностроителей» как “Persons who build some engines and mechanisms”?

Справедливость. Англо- и русско-говорящие пассажиры должны получать одну и ту же информацию в одинаковом объеме. Представьте что почувствует иностранец, когда русским будут советовать уступать места пассажирам с детьми и инвалидами, а ему не скажут ничего. Что там сказали? Что-то важное? Почему мне ничего не сказали? Исходя из логики «шума», это объявление — просто шум и не надо его переводить на английский (как правильно решили переводчики), так его и по-русски надо убить. Это шум! Шум должен быть убит!

Грамотность. В английском языке в предложении должны быть подлежащее и сказуемое! (Исключение — “Аttention, please!”.) В наших объявлениях “Station bla-bla-bla” их нет, при этом в “The next station is. bla-bla-bla” — есть. Идеальное решение можно взять в московском метро — “This is bla-bla-bla”.

В итоге, надо переделывать! Надо делать хорошо, красиво, грамотно и изящно! Я же готов оказать помощь и поддержку в этом, даже на безвозмездной основе.

Навигация в парижском метро

Туристическая статистика неумолима, Париж — самый посещаемый город планеты. Толпы туристов ежедневно осаждают Лувр, Эйфелеву башню и Дефанс, да что там, и Бастилию бы осаждали, если бы это не сделали 14 июля 1789 года. Через пересадочный узел Châ̂telet — Las Halles ежедневно протопывает 750000 пассажиров, это при том, что жители столицы и продвинутые туристы стараются обойти этот филиал ада на земле стороной, пусть даже придётся совершить небольшой крюк. При таком потоке пассажиров транспортная система должна работать как часы, а навигация в ней должна быть бронебойна, как «Потёмкин».

Схема

 1  2  3 3b  4  5  6  7 7b  8  9 10 11 12 13 14

В парижском метро 16 линий: с  1 по 14, 3bis и 7bis. Самая короткая линия 3bis состоит всего из 4 станций, линия 7bis заканчивается участком с односторонним движением, а 10 с таким участком в середине. Бо́льшая часть линий с двумя конечными станциями, а у  7 и 13 их несколько. В систему подземного транспорта вписаны пригородные поезда RER.

Тест на внимательность: а вы заметили, что у 3bis и 13 цвет почти неразличим для глаза? На самом деле он разный, но даже мой тренированный глаз эту разницу не ощущает. Кроме этой пары, можно назвать еще 12 и RER D,  1, 10 и RER С,  3 и  9.

Даже если сейчас цвета кажутся вам достаточно хорошо различимыми, то при печати на разных устройствах, при отображении на экране айфона, цветовые профили сделают своё дело. К чести метро парижского, в отличие от московского, нужно сказать, что линии похожих цветов не пересекаются (или почти не пересекаются). Ситуация с пятьюдесятью оттенками синего на арбатско-покровской и филёвской ветках в районе «полиса», в Париже не повторяется.

Любопытный, на мой взгляд, факт — цвета для линий выбраны так, что многим из них тяжело дать словесное название. Скажем какого цвета  1? Или   8? А   6? 3bis?  9?

Традиционно схему метро рисуют на песочно-охровом фоне, насыщенностью обозначают зоны. Всего зон 5, но на схему обычно помещают лишь две. По Тафти, этот цветной фон — в чистом виде расход чернил. Схема условно-географическая, привязка к местности основывается на Сене.

Париж со спутника Официальная схема Схема с абсолютной географической привязкой

Видимо для аккуратности дизайнеры запараллелили линии метро и Сену. Вот пример:

Всё причёсано, всё строго параллельно. Иногда эта причёсанность приводит к кошмарному мельтешению (здесь еще ничего, на других бывает просто ад).

Что мешало сделать станцию Republique аккуратным кружочком, ввести и вывести из него все линии? Зачем надо было рисовать её глистиком и параллелить какие-то линии этому глистику? И почему что-то запараллелено, а что-то введено в эту инфузорию?

Названия станций разные, есть длинные, есть короткие, есть причудливые, иногда они привязаны к значимым объектам, иногда — нет. Palais Royale Musée du Louvre (Королевский дворец Музей Лувр, прям вот так, без знаков препинания, а зачем?), Gare le Lyon (Лионский вокзал), Poissonnière (Торговка рыбой) и т. д. Сегодня в парижском метро 303 станции (все пересадочные посчитаны как одна), плотность станций в городе, да и на схеме, очень высокая. Неудивительно, что длинные названия иногда очень тяжело вписать в сетку параллельных линий, вот что из этого выходит

Поскольку привязка к местности достаточно условная, то можно слегка подвинуть станции в угоду размещению названий, что дизайнеры и проделывают от версии к версии, то ухудшая, то улучшая ситуацию. Вариант схемы, в котором ситуация получше, но и она не лишена проблем — за примером далеко ходить не надо, посмотрите на St. Michel — Notre-Dame (это около островов Сите и Св. Людовика).

Даже при поверхностном гуглинге можно найти целую кучу вариантов схемы, но у всех у них неизбежно песочный цвет фона и отсутствует алфавитный указатель станций. Мучайтесь, уважаемые пассажиры, ищите нужную станцию на схеме одним вам ведомым путём. Мне по-прежнему больше всего нравится алфавитный указатель, который сделал Илья Бирман в своей московской схеме.

Но самая эпичная схема — официальная интерактивная. Поиграйте с ней, попробуйте сами найти проблемы, а потом читайте дальше.

Схема, которая должна быть простой и понятной даже самому необразованному и «диковатому» туристу выглядит как пульт управления тем самым метрополитеном.

— Функция поиска, то ради чего интерактивная схема нужна, спрятана в кнопку. Кнопка эта визуально неотличима от бестолковой справки и ссылок на сайты выше-нижестоящих организаций.

— Понятно, что Диснейленд — это важная достопримечательность, но почему ссылка на его сайт тут? Почему она такая яркая и заметная на фоне всего остального? И да, больше ей анимации! Надо больше анимации!

— Развёрнутый, но при этом сворачиваемый логотип закрывает кусок схемы.

— Отчего кнопки печати оформлены так же, как масштаб просмотра и показываемые информационные слои?

— Названия слеплены в кашу, хорошую такую, крепкую кашу

— Зона 1 уверенно приписана к станции Rambuteau, два знака Зона 2 попали точнёхонько на леса — Булонский и Винсенский.

— То, что показаны закрытые станции — это плюс. То, что они показаны довольно крупным значком VLC-плейера — это непонятность, а уж то, что показывается при наведении на них — это лингвистическое недержание и недоразумение.

— Функция прокладки маршрута (самая важная, не так ли?) спрятана взад вниз. Но! Не тут-то было! Это не функция, это справка о том, как надо прокладывать маршрут. Ткните (а перед этим найдите), нажмите, вызовите, станцуйте, подпрыгните, кувыркнитесь... Вполне удачное решение этой задачи есть в приложении Яндекс.Метро для АйОси, если не можете сами придумать как сделать, установите приложение и поглядите.

— Дистрикт мап, что вправо от прокладки маршрута. Думаете то же самое? А нееееет! Это более извращённая штука. Она тоже показывает справку, но когда мы выбираем станцию и нажимаем в hud-панели на кнопку с картой района, то... Тадааааам! Выезжает окно в котором была справка, но уже с картой!

— Лайнмап — см. предыдущий комментарий, ну и разве что не карта это, а схема.

— Стейшен Дискрипшен, Некст Эррайвалс и Стейт оф Траффик — аналогично.

— Отчего проблемы с траффиком не показываются на станциях автоматически. Если мы знаем о затыке, то почему не показать-то его сразу? Почему пользователь должен протыкивать весь свой маршрут в поисках затыка?

Ну и мелочи:
— Изменение масштаба по скроллу давно уже реальность в электронных картах.
— Визуальные слои реализованы как радиокнопки, то есть в каждый момент времени показывается лишь один (ремонты — исключение), а отображены и включаются словно чеклист. В результате фильтр работает непонятно, то есть не работает.

Вот почти сейчас, в режиме текущего, так сказать, времени рисует парижскую схему Константин Коновалов, фолловьте его в твиторе. Сегодня его схема выглядит так, но работа над ней кипит, это не финальный вариант.

Ну а самую бесполезную схему нарисовал, несомненно, я.

На станциях

При входе на некоторые станции установлены турникеты-светофоры, которые издалека показывают куда идти, а куда — не надо. Достаточно крупная наклейка с зачёркнутым билетом показывает, что этот вход зарезервирован для пассажиров с транспортными картами. Думаю, что разместить крупный указатель с названием карт Navigo было бы эффективнее и визуально приятнее, да и покрасить этот турникет можно было не в зелёный, а фиолетовый — фирменный цвет карточной системы. Вся поверхность турникета — считывающая поверхность, не нужно целиться карточкой в прямоугольную область чуть превышающую размеры самой карты. Ну и считывание производится быстро и надёжно, можно не вытаскивать карту из сумки, а шлёпнуть сумку сверху на турникет.

Анатомия указателей на станциях довольно проста. Для указания переходов пишутся только номера линий на цветных кружка́х, а если место на указателе позволяет, то могут написать и названия конечных станций.

Посмотрите на картинку и скажите куда идти на первую линию?

По лестнице наверх? Да? А теперь давайте поменяем угол обзора, чуть-чуть поменяем

Смотрите, теперь нам хорошо заметен другой указатель, тоже на первую линию, только указывает он не на лестницу, а вдоль лестницы по перрону. Еще раз меняем точку обзора

Ну как? Сложилась картина?
Ближайшая к нам лестница, та, что на всех фотках — выход, ведёт на av. du Trô̂ne, если её обойти, то строго под ней будут ступени вниз, на пригородный поезд линии А, кроме этого, откроется вид на еще одну лестницу наверх, а вот она уже приведёт на искомую первую линию.

А теперь вернитесь к самым первым указателям. Выход — туда, первая линия — в туда же, а ведь на самом деле нет! Хорошо, если у вас транспортная карта и вы, оказавшись на улице, сможете войти и не заплатить дополнительные два евро, а если нет?

Размещение указателей, в большинстве случаев, вопросов не вызывает. В большинстве простых случаев. А со случаями сложными беда почти всегда.

Но это не все проблемы парижского метро. Помните, я в начале упоминал филиал ада на земле, станции Chatelet—Les Halles? Давайте взглянем на станцию поближе. Здесь пересекаются 1, 4, 7, 11, 14 линии и три линии пригородных поездов — A, B, D.

Если у меня есть возможность, то я всеми силами стараюсь Шатле-Ле аль объехать. Протяжённость узла с севера на юг около 450 метров, еще метров 350 с запада на восток, думаю про длительность переходов рассказывать не надо. Но длительность переходов можно пережить, а вот тотемы, которые установлены в холлах — вряд ли. Сейчас станция в процессе ремонта, но надеяться на замену тотемов не стоит, они новые, еще полгода назад никаких указаний времени на них не было. Да, обратите внимание на 11 линию пешком 8 минут.

Какой кромешный ад творится со стрелками?! Ничего и ни с чем не сгруппировано, куча визуального мусора. На «выходной» стене тотема я насчитал слово выход 8 раз, причем 2 из 8 посвящены выходам аварийным, а остальные 6 — простые, штатные.

Вот еще один «крутой» тотем. Тот же транспортный узел, но торговый центр Les Halles

Во время ремонта указатели висят с особым, парижским шиком

1 — вперёд, сорти — назад, 7 — назад, 4 — вперёд, 11 — назад, 14 — вперёд. При этом указатель, висящий над головами, явно оставшийся с доремонтных времён, просто работает, безо всяких фрикционных взад-вперёд.

Может быть это на время ремонта, дизайнеры обозначают для рабочих какие указатели и куда вешать, а может догадливые пассажиры сами улучшают метрошную навигацию, но часть указателей нарисованы маркером на стенах. Вот.

Думаю, что половая навигация — это лишь часть эксперимента, неудавшаяся часть.

Когда пассажиры уже доведены до нужной линии, остаётся разделить поток по направлениям. В верхней части таблички рисуют номер линии на кружочке и пишут конечную станцию, а в нижней части пишут перечень станций, которые предстоит проехать, с указанием номеров линий для станций пересадки.

Ууупссс... а цвет-то не совпадает

На станциях, что вблизи конечных, в одном направлении может висеть указатель с одной-двумя станциями, а в противоположном — огромная портянка с большущим перечнем. Забавное происходит, когда метро расширяется и конечная станция меняется, её тут же меняют на всех табличках, что сбивает с толку пассажиров, не часто пользующихся линией — вы привыкли идти на одну конечную, а она оп-па и поменялась.

На перронах

Начиная с самой молодой, 14 линии, метро делают автоматическим. Чтобы избежать несчастных случаев, пути ограждают почти ровной стеклянной стеночкой, двери на ней едва считываются.

Достаточно было нанести матовую плёнку или заматировать стекло там, где не двери и уже было бы проще понимать где ждать дверь. Иногда бывает, что перрон длиннее поезда, получается, что не все двери перрона будут задействованы. Обычно на них наклеен мааааленький (и в этом беда) знак «кирпич», который не очень хорошо информирует о том, что дверь не откроется.

На старых станциях на полу иногда наносят разметку, которая показывает где будут двери. Эта разметка помогает ускорить выход пассажиров и посадку свежих.

На перронах пригородных линий висят довольно старые ламповые указатели, которые показывают направление прибывающего поезда и на каких станциях будут остановки. Обычно перрон используют под несколько пригородных линий, да еще и в разных направлениях, табло — единственный, не самый надёжный, способ понять не уедешь ли ты ночевать в какую пиперду.

На всех перронах, и старых, и новых, встречаются таймеры со временем до прибытия ближайшего и следующего поезда. Когда до прибытия поезда остаётся одна или четыре минуты, голос вселенной сообщает об этом, правда разговаривают не все станции.

Звуки

Если с навигацией визуальной в парижском метро бывают сложности, то звуковая сделана очень хорошо. Вот пример:

За некоторое время до станции барышня как бы интересуется у самой себя “Charles de Gaulle — Etoile?”, а потом сама себе отвечает, мол, права ты, “Charles de Gaulle — Etoile!”. Никаких тебе «Следующая остановка „Шарльдеголлевская — Звезда“» “Prochaine station est ‘Charles de...’”. На некоторых станциях между поездом и платформой может образоваться ступенька или дыра, чтобы предупредить об этом, транспортники записали инструкции в соответствии с принятыми в языке традициями. По-французски “Attention à la marche et descente du train” — «Внимальное вышагивайте из поезда», по-английски “Please mind the gap between train and platform” — «Помните о промежутке между поездом и платформой». Очевидно, что на английском и французском говорят разные фразы, корни английской фразы лежат в лондонском метро. Там есть искривлённые перроны, на которых в голове и хвосте поезда возникают неизбежные ямы, надпись “mind the gap” вдоль всего перрона напоминает об этом.

В вагонах

милый зайчик расскажет как обрубят пальчик

Про московский метро

В январе 13-го завершился конкурс схем московского метро. По результатам опроса среди меня лучшей была схема Ильи Бирмана, но общественное мнение оказалось на стороне Студийной схемы. После конкурса прошло без малого два года, а воз и ныне там, нет, я не к тому, что поезда стоят, они-то ездят, а вот с навигацией лучше не стало.
Арт-Бог Студии периодически пишет в ЖЖ об улучшениях, но в масштабе двух прошедших лет они слишком незначительны.

В вагонах

Ёжики на месте, не считая случаев, когда их нет. Ёжиками окрестили линейные схемы внутри вагонов за нечитаемые надписи, торчащие под углом. Физиология этих штук ущербна. О том, что станции должны быть точками, а не отрезками подробно написал в совете Илья Бирман. В некоторых поездах на серпуховско-тимирязевской (серой) линии в одну сторону от палки пишут русские названия, а в другую (подшёрсток, так сказать) — более мелкие английские. Наверное и на других линиях такое есть.
Особенно злые ёжики катаются по филёвской ветке — их(веток) две. Чтобы пускать поезда по необходимости в них наклеили универсальных, двухсторонних ёжиков, причём станции на них частично называются одинаково (сами физические перроны одни и те же), но протяжённость сегментов при этом разная и с длительностью перегонов она не связана. В доказательство у меня есть тайминг, могу выложить, если надо.

Некоторые современные ёжики обзавелись телевизорами — на экране с вполне пристойным разрешением нарисована примитивная схема всего метро с вопиющими зазубринами, а проезжаемый перегон выделен покраснением и гипертрофией. А еще следующая станция обозначена лёгким лингвистическим поносом. Вместо крупного названия станции — куча лишних слов, из-за которых размер шрифта пришлось уменьшить. Около станции рисуют совершенно невообразимые экраны, в которых переход выглядит как отдельная сине-голубая станция и называется transportation to station (переводчик явно не лишён поэтических способностей, только я б еще артикль добавил, так оно плавнее звучит).

Настоящий микроад происходит на экране при подъезде к «полису» — пересадочному узлу между «Боровицкой», «Арбатской», «Библиотекой им. Ленина» и «Александровским садом».

Перед закрытием дверей экран начинает истошно светиться цветом белёсого томата и делать фарш из голубого пассажира. Вот как это выглядит на видео.

Отдельного порицания заслуживает объявление, наклеенное внутри вагона:

Для прозаика заготовлено отдельное место в аду. Я не буду рассказывать как его надо написать, потому что меня читают студенты, а я хочу этот пример использовать в своих курсах, просто расскажу, что лампочка, о которой идёт речь, расположена на внешней стороне вагона, над дверью, и её усиленные мигания не особенно заметны. В  пражском метро в двери вагона (не могу ручаться, что у всех, но в некоторых точно видел) есть красная, достаточно мощная подсветка, которая без бумажек намекает, что может стать больно.

Половая навигация

в метро не работает. Визуально она сделана чисто, не раздражает. Чтобы перемещаться аккуратно, не совершать резких манёвров и не толкаться, нам нужно знать направление движения заранее, а плитка заранее его показать не может. Невозможно в толпе людей разглядывать плитки под ногами. К тому же, не всегда понятно чего этими плитками от пассажиров хотят добиться. Вот спускаюсь я, весь такой «а я иду, шагаю по москве» насвистывающий, по лестнице с «Боровицкой» на «Арбатскую», а меня встречает стрелочка с направлением, в котором я уже и так иду:

К чему бы это? Непонятненько...

Вот еще пример.

По-моему, эти плитки нужно было расположить перед лестницей, чтобы уж совсем однозначно задать направление движения. Посмотрите на нишу в стене напротив, она вполне выглядит как временно закрытый портал.

На станциях

О... таблички на станциях — это отдельный мир. Разобраться в нем с наскоку не выйдет, чтобы понять куда идти нужно постоять и подумать, а в метро сделать это непросто. Ничего и ни с чем не выровнено, один элемент может занимать то строку, то две, стрелок должно быть много. Народу нужно больше стрелок! По какому правилу русского языка ‘в центре зала’ пишется в слэшах?

Отдельного абзаца заслужили таблички, напоминающие сушащееся бельё на верёвках.

Я приехал на «Боровицкую», а надо мне было на «Лубянку» красной ветки, чтобы кофе с Антоном и Викой попить. От «Библиотеки имени Ленина» до «Лубянки» всего пара перегонов через «Охотный ряд», но попробуйте найти «Лубянку», она ж чёрт знает где в списке на этой адовой майке.

А иногда, наплевав на все каноны, в дело вступает жёлтая навигация. Почему жёлтая? К чему бы это? Почему она врёт, говоря что с первого пути я уеду на «Выставочную» и «Международную»? Ведь на самом деле я уеду на «Арбатскую», потом на «Смоленскую», «Киевскую», а уж только после этого на обещанную «Выставочную» и «Международную».

Иногда московский метро старается быть лондонским, но получается не очень...

Пражская транспортная навигация

Дорожные знаки

Кажется в Чехии нет стандартов, регламентирующих дорожные знаки, существуют только графемы, базовые формы, поэтому пешеходный переход отмечен иногда грабителем из мультфильма, а иногда человеком-роботом

В некоторых знаках, как в комиксах, разворачиваются целые сюжетные линии. Вот в Карловых Варах внучка, с опущением коленных чашечек, тащит за собой вялосопротивляющегося рахитного деда в пешеходную зону. Типичный карловарский сюжет, в общем-то

А в Кутной Горе крупный хулиган бежит за маленькой девочкой, которой кто-то заботливо дал в руку шарик

Народные художники не гнушаются «улучшать» дорожные знаки

Неактуальные знаки принято «перечёркивать» фосфорисцирующим скотчем

Часто можно встретить многоярусные знаки, которые надо читать, сложно представить, что кто-то успеет считать информацию, проезжая мимо на автомобиле

Можно встретить интерактивные знаки, содержимое которых меняется. На этом жёлтые «уши» мигали, чтобы привлечь внимание

Светофоры

Красный, стоящий пешеход прижимает руки к туловищу, в то время как дрезденский сосед иногда выглядит как распятие

В Праге много светофоров с таймером, я невольно обратил внимание, что автомобилям на проезд даётся 50−70 секунд, а пешеходам всего 7. Пересечь дорогу за это время невозможно даже моими длинными и быстрошагающими ногами. Пражане рассматривают это время, как время для входа на проезжую часть. Все, кто вошел, будут спокойно доходить и только после этого автомобили поедут. Довольно рациональная система — если пешеходов нет, то притормозить придётся всего на 7 секунд, а пережидать никому не нужный пешеходный зеленый не придётся.
Многие светофоры «с озвучкой». Равномерное «медленное» тикание означает, что надо стоять, а учащенное — время для перехода. Быстрое я воспринимал не иначе как команду «Побежали! Побежали! Побежали!».

Кстати, в соседнем Дрездене всё наоборот. Равномерное спокойное тикание (намного спокойнее, чем в Праге) означает, что можно идти, а вот если светофор замолчал — стой, иначе быть беде.

Метро

в Праге маленькое, всего три линки A (зелёная), B (желтая), C (красная). Официальных схем несколько, в вагонах размещены все

Больша́я пытается сохранить географическую привязку. Есть похожая, но более геометризованная версия, географическая привязка в ней менее точная, но есть трамваи и автобусы. Вытянутая горизонтально (не обращайте внимания на уехавшие цвета) размещена над выходами, но показывает не одну, текущую, линию, а всю схему метро. Сходу у меня не нагуглилось, но на актуальной схеме иконками показаны достопримечательности. Зазевавшийся пассажир не сразу сможет сообразить где он и что нужно делать.
На каждом перроне есть две платформы, направление движения с которых указывается по конечным станциям (в Париже, Марселе и Лионе также). Следует отметить, что не всегда поезда доезжают до конечной станции, за этим надо следить по бегущей строке или по надписи над машинистом. На линке А поезда очень часто едут лишь до Скалки, не доезжая до Депо Гостивар. Указатели на перронах на разных линках сделаны по-разному. Вот пример с Malostranska, два указателя висят достаточно близко и перекрывают друг друга.

Посмотрим на первый

он показывает с какого перрона в каком направлении движутся поезда. «Смер станице» — конечная станция, очевидная, в общем-то, сущность. Номера платформ пассажирам не нужны однозначно, может быть нужны диспетчерам, машинистам или служащим, но эти категории пользователей явно в вывесках не нуждаются. Здесь пути названы Kolej, а на станции Museum уже подписаны как Track, то есть потребности в них действительно нет, иначе терминология была бы одинаковая. Ну и, по Тафти, нужно убрать все «рюшечки» в виде обводок, линеек и плашек, это позволит сделать надпись крупной и легкочитаемой.

Теперь второй

который тоже рассказывает откуда и куда едут поезда. Получается, что первый и не нужен был вовсе. Этот-то баннер с задачей тоже справляется. Опять огромные и ненужные цифры, можно убрать и сделать центральную часть крупнее. Smer и Smer (здравствуйте-здравствуйте, капитан Очевидность) — визуальный шум. Убрать! Prestup и Prestup — тоже шум, уж если линия другого цвета впивается в кружок, то не нужно дополнительно подписывать это как станцию пересадки. Спорный вопрос нужно ли рисовать линию С и В в обе стороны от кружка — для этих линий станции-то не конечные, а вполне себе в середине. От текущей станции нарисованы две стрелочки в направлении перронов. Вот в этом месте визуальное решение могло быть и смелее — нужно привлечь внимание к той станции, на которой мы находимся, ведь это точка отсчёта. За счет высвободившегося места, можно отменить надписи под углом и положить их как привычно (здесь советую посмотреть и почитать Илью Бирмана).

На станции Музей красной ветки мне навигационные плакаты показались более аккуратными, визуального шума меньше, акценты — точнее. Может показалось, утверждать не берусь, а фото как-то не сделалось.

Для указания выходов применяют оранжевый цвет. Тут обычно пишут куда именно ведёт выход, даже если он один, как на этой станции. Знак щедро сдобрен «рюшечками», поэтому когда длинные названия не влезают, начинают играть со шрифтами или вешают рядом еще один знак, а это увеличивает время зависания над знаком — приходится читать всё и выбирать, ибо системы в названиях нет. Огромный кирпич в левой части знака нужно понимать как «прижмитесь вправо, слева спускаются», но по-моему он создаёт другое ощущение. Три стрелочки вперёд — явный перебор.

На самом перроне, рядом с крупным названием текущей станции (маршрут движения как в Москве или, проси Господи, Екатеринбурге не показан), есть квадратик с цветом линии. При этом своды отделаны плиткой, которая вполне могла быть окрашена в цвет линии (см. Малостранска). Но нееееет, эта плитка зачастую всё только путает, так на Староместской она красная, а линия — зелёная, ладно если бы она была какая-то совершенно другая и не создавала цветовых рифм с линиями, но ведь создаёт.

Описанный приём с окрашиванием стен успешно эксплуатируется на всех станциях пересадок — по стенам коридоров тянется полоса цвета линии пересадки. При этом сам знак — сломай мне мозг полностью.

Входы в метро с поверхности не особенно привлекают внимание. Знак окрашен в цвет той линии, куда приведёт лестница, но при этом не гнушается показать, что можно перейти и на другую линию. Вот, например, вход на станцию Mustek линии В (жёлтой), но при должной сноровке вы сможете уйти и на зелёную А.

Голоса в пражском метро вежливые, они не нападают, как в екатеринбургском (Осторожно! Двери закрываются! — Щас как врежут по неубранным частям тела), а просят окончить выступ и наступ.

Но что в Праге, что в Екатеринбурге, одинаково хорошо совершают другую ошибку — пршиште станице называют когда сделать что-либо уже поздно, двери закрыты, поезд набирает скорость. А ведь как было бы хорошо, если бы «Следующая станция Трататайская (пауза) А вот теперь просим окончить выступ и наступ». Ну и парижский приём с вопросительной и утвердительной интонацией на подъезде к станции тоже хорошо бы перенять.

Поезда

Первое, что бросилось в глаза — это «примерность» в работе чешских железных дорог. Ни один поезд, на которых мне довелось путешествовать, не ушёл вовремя. Ну да ладно, посмотрим на табло отправлений главны надражи

А давайте я попрошу вас прокомментировать это табло (заодно посмотрим интересно это кому-то или нет), а потом прокомментирую его сам.

Жду комментариев, уважаемые

UPD:

СаВа, yahoo, mcsodn, спасибо за комментарии. Те, кто не предложил своего решения, — вам должно быть стыдно! Теперь моё решение. Сначала набор посылок, которые привели меня к моему решению.
Давайте придумаем пассажира Вацлава, обычного чеха средних лет, не страдающего психическими заболеваниями и не жалующегося на плохое зрение.
— Вацлав наверняка знает время отправления его поезда, время — самый удобный ориентир для поиска на табло, оно компактно, оно почти однозначно идентифицирует поезд. На исходном табло поезда упорядочены по времени отправления, но колонка со временем находится в конце, поэтому логика расстановки поездов прячется от пассажира. Скорее всего, Вацлав сначала найдет столбец со временем отправления, затем нужное время, а потом начнёт «выстраивать» строку в поисках остальной информации.
— Во время подготовки к поездке Вацлав неоднократно сталкивался именно с временем отправления. Сначала при выборе поезда, потом были «мой поезд рано утром», «мой поезд в 8:20», «мне надо выйти из дома в 7:40, потому что поезд в 8:20». Эти сценарии вероятны, и в них не фигурирует номер поезда. В конце концов, Вацлаву не важно будет это поезд 976 или 706, лишь бы привёз куда надо. Номер поезда запоминать не очень удобно — это цифры не связанные с жизнью Вацлава, легче запомнить название поезда, если оно есть. Некоторые поезда называются Ландеком, Снежкой или Барбарой. Если Вацлав «частолетающий» пассажир, то он может манипулировать и номерами поездов и названиями, но таких пассажиров не много. Поэтому, от дублирующего названия не отказываемся, номер поезда выносим вперёд, но основную ставку на него не делаем.
— Вацлав не всегда знает конечную станцию своего поезда. Например, он купил билет из Праги в Дрезден, в его бронировании написано Прага — Дрезден, через Кралупы, Усти-над-Лабем и т. д. Вацлав не узнает, что конечная станция Гамбург-Алтона, если не станет специально искать эту информацию. Поэтому промежуточный маршрут убирать нельзя, он не будет основным средством навигации, он будет опорой и поддержкой. «Тааак, 8:20... Вроде номер поезда совпадает. Да, точно мой, вот написано, что через Дрезден!», — подумает Вацлав, глядя на табло. Кстати, в исходном варианте промежуточные станции писа́лись в столбце по одной и менялись по таймеру. Теперь пишем все.
— Поезда в Праге не отличаются особенной пунктуальностью, поэтому состояние поезда писать важно, даже критически важно. Опаздывающий пассажир не сломает себе ногу в спешке на поезд, который опаздывает сильнее. Или узнает, что спешить нет смысла, потому что поезд уже ушел. Время отправления опаздывающего поезда менять не будем (время для нас — ориентир), а факт опоздания запишем. Опаздывающий поезд автоматически прилипнет к верху табло и будет хорошо заметен. Я использовал для обозначения английское delayed, полагаю, что даже не говорящий по-английски чех поймёт о чем речь, увидев время в минутах (не дай бог, часах). Для поездов в момент погрузки пассажиров я использовал международное и авиационное boarding, для прибывающих на погрузку можно писать arriving. Для пуристов можно заменить на чешский аналог и менять его на английский/немецкий по таймеру.
— Красные квадратики. Я не понял что они значат. Решил, что «знаком опасности» надо отмечать поезда, которые отправятся в течение 5 минут. На остальные можно успеть без истерики, а на эти — надо бежааааааааать.
— Группировка. А нет никакой группировки. Это просто экраны такие, на них только три строки влезает. Синяя подсветка, чёрная рамка экрана — слишком пёстро. Эту черезполосицу надо убрать, самый простой вариант — сделать фон чёрным. У меня есть великий соблазн оставить лишь по одному поезду на экран. В конце концов, рядом два табло, на каждом из них по 5 поездов — 10 поездов одномоментно. По-моему достаточно.
— Вертикальная прографка. Если это «программные» линии, то они вредят, потому что не совпадают с истинными столбцами. Если прографка аппаратная, то убрать её не получится, а вот спрятать в чёрном фоне можно. Еще один довод в пользу чёрного.
Итак, мы получили чистую и прозрачную структуру, которая теперь не нуждается в подписях и заголовках. Ни на чешском, ни на английском, ни даже на немецком.

П.С. При перерисовке пострадали чешские диакритические знаки. Прости меня, великий чешский народ, я не по злому умыслу, а по неимению на клавиатуре.